Лавр, Е. Водолазкин

Болеть не только вредно, но и полезно! Не успела я прочитать «Авиатора» того же автора, как прочитался и он — «Лавр»!

Книга исключительная. Редко в последнее время читаю художественную литературу, предпочитая публицистику, автобиографии или биографии, основанное на реальных событиях. Но такие книги как Лавр всегда будут мне любы. Честно говоря, захотелось её перечитать сразу же как закончила чтение. Это как пересматривать фильм, когда ты уже знаешь, чем всё закончится, но теперь подмечаешь те детали, на которые при первом просмотре внимание не обратил.

Поражает знание темы. Ощущение, что у автора есть машина времени. Язык, слог. Удивительно всё. Соединение событий далёкого средневековья и современности происходит совершенно необычным способом. Да что там обычного? Разве что сюжет. История отдельно взятого человека, начиная с момента его рождения, до момента смерти.

Убил меня один единственный момент, резанул просто. Почти в начале книги, когда автор описывал одну из вёсен 14-какого-то года проскользнули такие слова: «Из под снега полезла вся лесная неопрятность — прошлогодние листья, потерявшие цвет обрывки тряпок и потускневшие пластиковые бутылки.» Пластиковые бутылки! Я ахнула. Не может быть, чтобы при таком подходе к книге, автор допустил такой ляп. Или это сделано намеренно? В книге прослеживается мысль об отсутствии времени в пространстве, Теория Струн и тут проявилась. Но вот только в одном месте при описании всплыли «пластиковые бутылки». Или может, это я придираюсь, и пластик в XV веке был ходовым материалом? Просветите люди добрые.

Вики говорит, что в октябре 2013 года «Лавр» стал лауреатом книжной премии «Ясная поляна» в номинации «XXI век». В ноябре того же года роман стал лауреатом премии «Большая книга». Роман был переведён более чем на двадцать иностранных языков. 22 октября 2015 года на Хельсинкской книжной ярмарке состоялась презентация перевода романа на финский язык.

И ещё одна цитата, при прочтении которой я единственный раз улыбнулась: «Один из арабов подвел к Арсению верблюда и попытался вложить ему в руку верблюжий повод. Обеими руками он сжимал пальцы Арсения, но повод всё выскальзывал, потому что Арсений его не держал. Араб на пальцах показывал цену верблюда. С каждым поднятием руки количество пальцев уменьшалось. Арсений смотрел на удивительное животное, а оно смотрело на Арсения – откуда-то сверху. Какой же у этого создания надменный взгляд, подумал Арсений. Араб ударил себя в грудь и, вложив, наконец, повод в руку Арсения, сделал вид, что уходит.

Арсений зачем-то потянул за повод, и верблюд задумчиво на него посмотрел. По своему характеру он был противоположностью хозяина, порядком его, похоже, утомлявшего. Неожиданное исчезновение араба животное восприняло как благо и в сторону ушедшего не смотрело. Увидев движение Арсениевой руки, рядом с верблюдом вновь возник араб и вновь показал его цену. Все загнутые прежде пальцы вернулись на свое место. Арсений улыбнулся. Араб подумал и тоже улыбнулся. Показал зубы и верблюд. Несмотря на непростые условия жизни, все они умели найти повод для улыбки».

Горячо рекомендую!

Поделиться этим:
Comments
  1. Web Hosting

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика